Авторизация
(066) 074-36-01
(062) 348-05-61
г. Донецк, ул. Щорса 35

2. Коммунальные инстинкты и социальная иерархия

2. Коммунальные инстинкты и социальная иерархия

Среди потребностей Человека, как и прочих животных, есть те, которые могут быть удовлетворены им в одиночку — т.н. «индивидуальные» потребности, и есть т.н. «коммунальные» потребности, для удовлетворения которых необходим иной представитель своего вида. Например, репродуктивная потребность, как никакая другая у млекопитающих, нуждается в партнере, причем непременно иного пола.

Сила магнетизма коммунальных потребностей непреодолимо могущественна. Поэтому даже животные, ведущие обыкновенно одиночный образ жизни, повинуясь им, соединяются во временных сообществах для совершения таинства зачатия и воспроизводства потомства.

Обе группы потребностей обслуживаются специальными непохожими друг на друга и, нередко, конфликтующими инстинктами. Знание коммунальных инстинктов, понимание закономерностей их возникновения и протекания, а также их вероятных итогов позволяют Человеку понять логику и содержание взаимодействия с себе подобными, а значит предвидеть последствия поступков, адресованных другим членам сообщества, и разумно управлять своим половым поведением.

Коммунальные инстинкты — фундамент сосуществования людей в самых разных (и по масштабам, и по формам) общностях. Этносы, всевозможные корпорации (от производственных — до церковных), государства, семьи... помимо собственных специфически «узких» - корпоративных законов функционирования опираются на всеобщие древнейшие правила общественного поведения, содержащиеся в неуловимой невооруженными органами чувств и потому таинственной генной памяти.

На протяжении около 30 млн.лет формирование биологического вида Человек Разумный протекало в сообществах, насчитывавших от 15 до 50 особей. И лишь совсем недавно — 15-12 тыс.лет тому назад хозяйственная необходимость (кооперация ради успеха загонной охоты) заставила наших предков научиться жить в коллективах, выросших до сотен, а еще позже - тысяч, десятков и даже сотен тысяч человек...

Умножение численности человеческих сообществ всякий раз порождало новые формы и законы взаимодействия их участников. Но все правила общежития, так или иначе, базировались на основе древнейших инстинктивных законов поведения в первичном немногочисленном коллективе в полтора - два-три... десятка особей.

Любое общественное взаимодействие предполагает взаимный обмен услугами в ходе которого каждый участник делает для своего партнера что-то полезное и необходимое. Порядок предоставления взаимных услуг подчиняется особым правилам, знание и понимание которых избавляет сообщество от конфликтов, расшатывающих и ослабляющих его изнутри и мешающих успешному взаимодействию особей в удовлетворении взаимных потребностей.

Парный брак и характерная для него форма семейных взаимоотношений его участников возник сравнительно недавно (примерно 6-5 тыс.лет назад) с появлением и развитием оседлости и земледелия, нуждавшегося в стабильном, ответственном и добросовестном возделывании земли, которое, в свою очередь, обеспечивало тружеников гарантированными источниками качественного питания, необходимыми для выживания и воспроизводства населения.

Еще позже — каких-то 400-300 лет назад — в торгово-промышленных городах начал формироваться еще более новый образ жизни с небывалой, непривычной и незнакомой «логикой» построения брачных отношений и соответствующими ей формами семьи. Эти новые отношения складывались и по сей день складываются стихийно — на зыбком фундаменте несогласно-противоречивых и конфликтующих друг с другом

·         первобытных инстинктов, управлявших поведеним наших предков, живших в первичных немногочисленных коллективах (15-50 особей);

·         более поздних — уже вполне разумных культурных традиций общежития в многосотенных и многотысячных племенах и союзах племен.

Гремучая смесь

·         генетической памяти диких собирателей,

·         варварской культурной традиции охотников и воинов-скотоводов и

·         свежий и зыбко-противоречивый опыт «цивилизованных» сельских земледельцев

составляют сегодня тот фундамент, на котором наши современники методами «научного тыка» и профанного обмена «позитивным опытом» с его характерными формулами типа: «все они с-с-цуки» или «все они кобели» (что, на самом деле, не так уж далеко от истины) пытаются выстроить правильные (плодотворные) репродуктивные отношения в индустриальном и постиндустриальном городе.

Представьте себе жилой дом, возведенный на фундаменте из бочек с порохом, на которые установлены для крепости ящики с динамитом и тротилом, поверх которых положены перекрытия из радиоактивных плит. Добавьте к этому в своем воображении аварийную постоянно искрящую и замыкающую электропроводку и для полноты и правдоподобия впечатления - в стельку пьяных  сумасшедших жильцов, постоянно скандалящих друг с другом...

А теперь постарайтесь понять, что все мы живем именно в таком «доме»! Его метафора, как нельзя лучше, передает качество той психической «почвы», из которой стихийно вырастает половое поведение современного горожанина.

Не дай Бог такого «счастья в личной жизни» нашим потомкам!

И, чтобы избавить их от такого «счастья», моим современникам следует осмыслить законы, управляющие нашим половым поведеним, протекавшим и ныне протекающим в разнообразных сообществах и, в первую очередь, в таком необычно новом и совершенно неисследованном, как ПАРНАЯ СЕМЬЯ. Пора научиться управлять своей жизнью с помощью Разума и Воли, которыми снабдила нас Эволюция. И начинать наводить РАЗУМНЫЙ, но не (упаси Бог!) поизвольный ПОРЯДОК следует с самих себя и с нашего самого главного и основного сообщества — СЕМЬИ.

В семье генетически разные люди связаны между собой общностью стратегической — репродуктивной цели и вытекающими из нее тактическими задачами:

·         организационного самосохранения семьи, как автономного и самодостаточного социального организма;

·         всяческой безопасности семьи и ее членов — гигиенической, пищевой, термической, физической... 

Семейные отношения с древнейших времен находятся в фокусе пристального внимания и профанного обыденного сознания, и литераторов, и академического интеллекта. Однако их подлинная и глубочайшая — инстинктивная основа лишь самое последнее время осмысливается, как подлинная реальность и специальная проблема, достойная глубокого и серьезного исследования. Эмпирически подробное знакомство с проблематикой семейной жизни (кто же из нас когда-нибудь не жил в семье?), ее предельная повседневная приближенность и наша всецелая растворенность в ней создают иллюзию общепонятной тривиальности проблематики семейных феноменов. А несолидная миниатюрность семейных масштабов (подумаешь, каких-то несчастных 2 - 3 - 4 - 5..., очень редко 6-7 челоовек) в корне губит интерес «серьезных» исследователей, переадресуемый куда более масштабным общностям.

Однако миниатюрность семьи отнюдь не означает доступности, очевидности и понятности процессов, происходящих в ней и с нею в контакте с другими общностями. Даже если в семье «всего» 2 человека, это нисколько не отменяет ее проблем, не облегчает людям сосуществование в ней, не делает управление и согласование действий ее членов проще или понятнее. Даже двучленная семья это глубоко таинственный микрокосм, несущий в себе, в свернутом виде, абсолютно все тенденции, правила, порядки и отношения, присущие вообще человеческим и животным сообществам.

Нелепо, легкомысленно и безответственно «рулить» большими коллективами, а тем более государством, так и не став Хозяином собственной семьи, не говоря о самом себе. Хочется верить, что когда-нибудь наши поумневшие потомки в качестве непременного теста для пропуска в политику введут исследование семейного статуса и репродуктивной успешности претендентов на политические роли. В противном случае нами и впредь будут править неудачники, обещающие соотечественникам океаны счастья, однако, не способные успешно упрядочить жизнь «даже» своих родных и близких. Что они способны сотворить с остальными соотечественниками, мы хорошо знаем из совсем свежего трагического прошлого. Достаточно вспомнить бездетного сифилитика Ульянова, полоумного вампира Джугашвили, чья жена застрелилась, не пережив «счастья» совместной жизни и чьи дети — один спился, другая сбежала из страны, где так плодотворно хозяйничал ее папенька, а третий «героически» погиб в плену только потому, что патологическая фантазия его отца не позволила выручить сына, «сменяв солдата на фельдмаршала». Можно продолжить «славный» ряд «успешных» в семейной жизни и исключительно «плодовитых» политиков: Мао-Цзе-Дун, Пол Пот, Адольф Шикельгрубер, Леонид Брежнев...

Опыт их руководства мега-сообществами свидетельствует: если люди, не способные навести порядок в своем самом главном для всякого НОРМАЛЬНОГО человека — Личном Доме, берутся хозяйничать в Общем Доме, быть беде!

Вот почему, знакомясь с законами половых отношений, необходимо прежде разобраться: по каким правилам живут СЕМЬИ — коллективы, где эти отношения впервые складываются и развиваются.