Авторизация
(066) 074-36-01
(062) 348-05-61
г. Донецк, ул. Щорса 35

Социальная паразитология

КРАТКИЙ ОЧЕРК СОЦИАЛЬНОЙ ПАРАЗИТОЛОГИИ
или
«НЕЗАЛЕЖНОСТЬ» УКРАИНЫ, КАК ФОРМА СТРАШНОГО СУДА
Н.П.Мирошниченко
1. Паразитизм, как явление Природы: его роль и место в неписаном тексте Конституции Земной Жизни
 
Паразитизм — один из видов сосуществования организмов в Природе. Это явление при котором организмы не связанные между собой происхождением, какое-то время сосуществуют, находясь в антагонистических отношениях. Паразит использует Хозяина либо как источник питания, либо, как среду обитания, если Хозяин не замечает присутствия на себе Паразита или, по какой-то причине, позволяет ему пожирать себя.
 
Отношения Хозяина и Паразита могут быть более или менее продолжительными, но неизбежно завершаются трагически с той лишь разницей, что:
А) если Хозяин сопротивляется Паразиту и побеждает – убивает или изгоняет его, или сам спасается бегством (как украинские «заробитчане» в Европу) – такое взаимодействие неминуемо заканчивается смертью мерзкой твари.
Б) Если Хозяин болен и либо не замечает как его уничтожают, либо не находит сил для сопротивления, либо не верит в возможность своей победы и безвольно отдадёт себя на съедение, он лишь растягивает собственную гибель во времени, делая её всё более мучительной, подлой (добровольное соучастие в преступлении даже в качестве жертвы остаётся по сути СОУЧАСТИЕМ В ПРЕСТУПЛЕНИИ!) и опасной для окружающих здоровых организмов, угрозой нравственного инфицирования СМИРЕНИЕМ – самой страшной психической болезнью общества, порождённой трусостью и христианством.
В этом случае смерть ожидает обе стороны с одной только разницей – Паразит издохнет последним…, если только вовремя не соскочит с издыхающего «донора» на свеженького «смиренного».
 
Сделав шаг в сторону человека, вероятно, из уважения к его уникальности, эволюция существенно «отредактировала» некоторые свои незыблемые на дочеловеческоой стадии особенности. Например, если в Животном Мире паразитируют друг на друге лишь НЕ СВЯЗАННЫЕ МЕЖДУ СОБОЙ ПРОИСХОЖДЕНИЕМ организмы, то Мире Разумных Человеков этим «святым делом» занимаются исключительно и очень даже СВЯЗАННЫЕ МЕЖДУ СОБОЙ ПРОИСХОЖДЕНИЕМ организмы. Здесь паразитами по отношению друг к другу могут быть не просто представители одного и того же биологического вида Гомо Сапиенс, а прямые родственники: братья и сёстры, родители и дети... И если бы не было у человекообразных тварей оправдания в виде исторических фактов феноменального альтруизма, когда совершенно незнакомые, не связанные родственными узами человеки жертвовали свои жизни «за други своя», Страшный Суд давно бы уже вынес безапелляционный вердикт: Человек есть ошибка Природы и тупик её эволюции, а посему — Содом ему и Гоморра в наказание, а вдогонку — Хиросима с Нагасаки и Чернобыль с Советской властью. А вдруг и «незалежность» Украины это всего лишь исторически конкретная форма Страшного Суда логически следующая за Советской властью и Чернобылем? Ведь не зря её вырождающееся население бормочет в предсмертной агнии: «Ще не вмерла Украиїна!»...
 
Паразитическое стремление жить за чужой счёт имеет древние генетические корни и обнаруживается ещё в поведении наших животных предков — обезьян, где высокоранговые особи отбирают у низкоранговых еду, добычу, самок, лучшие места укрытий для ночлега... Хотя, с другой стороны, наряду с привилегиями на лучший кусок, лучшее место и лучшую самку высокоранговые доминанты первыми встречают и отражают любую опасность и угрозу, первыми отправляются в неисследованные места... Одним словом, монополия доступа к благам здесь является оборотной стороной привилегии повышенной степени риска и ответственности — неотъемлемых признаков высокого социального статуса доминантов. Некоторая численно невыразимая и лишь интуитивно улавливаемая пропорция таких привилегий и монополий формирует изначальное ощущение справедливости, позволяющее остальным членам стада мириться с таким порядком отношений. Пожилые самцы, потерявшие способность справляться с принадлежащей им повышенной долей риска, утрачивают и монополию преимущественного доступа к благам, если им удаётся дожить до таких времён.
 
Паразитическим проявлениям в жизни разумного человека способствуют чисто культурные феномены:
·         порочное общественное устройство, где люди по разным причинам сами позволяют лишать себя продуктов собственного труда — обманом или силой;
·         порочное воспитание, когда на примере авторитетных взрослых доверчивые детишки убеждаются, что присваивать чужое не только можно, но и должно.
 
Ничто и никто до скончания Мира не способны изменить Природу и Судьбу Паразита. Он предназначен жить за чужой счёт, чтобы забирать с собой в небытие СЛАБЫХ и СМИРЕННЫХ и, чтобы СИЛЬНЫЕ И НЕПОКОРНЫЕ становились в борьбе с ним всё более умелыми в своей непокорности.
В природной среде Паразиту суждено подохнуть и, будучи побеждённым, и, став «победителем». В последнем случае его единственное преимущество – сгнить ПОСЛЕДНИМ.
Отменить этот Закон Природы в силах лишь Страшный Суд и такой приговор будет означать КОНЕЦ ЭТОГО ЖИВОГО МИРА, КОНЕЦ СВЕТА.
 
2. Антропоморфные «глисты» и «гниды» в истории Человечества
 
Явление паразитизма присуще и человеческому обществу, как органической части Живой Природы. В его истории в разные времена в различных уголках нашей планеты многократно возникали и через некоторое, иногда более, а иногда менее, продолжительное время исчезали всевозможные общественные организмы – семьи, роды, племена, народности, нации, государства… В конечном итоге продолжительность и качество их жизни, внутренняя прочность и устойчивость – социальное здоровье – зависело от общего соотношения Тружеников и Паразитов в конструкции их «тел», а особенно от их пропорции на верхушке общественной пирамиды – среди элиты: там, где формируются эталоны поведения, стереотипы, традиции, конструируются и прописываются законы социального бытия. Потому что, если утверждается и распространяется какая-то новая норма общественного поведения, непривычная сообществу, неудобная или незнакомая ему (не воровать друг у друга, не вступать в сексуальные контакты с родственниками и животными, платить налоги…), это значит, что авторитетный носитель власти, облечённый всеобщим доверием, сперва сам начинает следовать новому общественному установлению и лишь затем подкрепляет нравственную силу личного примера угрозой применения силы физической и административной в случае неповиновения и отказа остальных «делать как я».
 
Чем примитивнее сообщество, чем беднее и древнее, тем меньше оно может позволить себе роскошь содержать за свой счёт паразитов. Даже таких естественных, как стариков, потерявших способность трудиться, или детей с врождёнными физическими пороками, не позволяющими им в будущем стать полноценными тружениками и продолжить свой род. Вирус «гуманизма», щадящего паразитов только за то, что они «ТОЖЕ ЛЮДИ», плодится в «жировых отложениях» «продвинутых» общественных организмов с развитой сферой услуг и огромным штатом выдумавших этот миф и продвигающих в общественное сознание болтающих и пишущих бездельников. Первобытная нищета не оставляет паразитизму ни малейшего шанса на выживание из-за принципиального отсутствия питающей его социальной среды.
 
Вероятно, первые ростки социального паразитизма появились вместе с первыми излишками успешного человеческого хозяйства. Как только появился Некто, сумевший добыть или произвести Нечто (вкусное или полезное) в таком количестве, в каком ему персонально употребить за раз не было никакой возможности, тотчас за его спиной, возникала тень Человекообразной Гниды, жаждущей самоотверженно и беспощадно разделить все «тяготы» и «риски» присвоения и употребления чужого.
 
Высокомудрые учёные лбы, обретающиеся в стерильных недрах экономически благополучных академических кабинетов, вооружённые беспристрастным теоретическим гуманизмом, поэтически оправдали мотивы органического стремления вороватых Гнида Сапиенсов «стыбзить», «откосить», «сачкануть», «шлангануть»... - «инстинктом экономии энергии» или ещё круче — «энтропией». Однако же трудорасточительные соотечественники, соседи и современники «мастеров утилизации и аккумуляции чужой энергии» относились к ним куда более прозаически и, вопреки всем канонам абстрактного гуманизма, не только в теории не признавали права на существование ворюг и бездельников, но и практически всячески вычёркивали трутней из своей жизни, членовредительствуя и физически уничтожая.
 
Разочаровавшись в возможности «по-честному» и «по-хорошему» заслужить любовь сограждан и склонить их к добровольным регулярным отчислениям «от щедрот» на своё безбедное содержание, приживальщики и захребетники проявляли небывалую изобретательность в поисках разнообразных и эффективных технологий социального поведения, обеспечивающего «халявную лафу»: от трусливо-сиротского побирушничества или укромного «тырения» у «своих» в надежде, что за мелкое крысятничество «своего» досмерти не убъют — до свирепого грабежа на «большой дороге». Успех умножал борзость робин-гудов и повышал градус «героизма»: от эпизодического «гоп-стопа» случайных «калик перехожих» «соловьи-разбойники» перешли к систематическим набегам на поселения «чужих» (иноплеменных) трудоголиков, приносившим уже не карманную «мелочёвку», а солидный валовый доход трофеев, нажитых поколениями трудолюбивых «лохов». 
 
С таким багажом не стыдно вернуться на родину и после щедрого угощения и раздачи землякам части награбленного можно очутиться среди самых богатых, уважаемых и авторитетных людей отечества. Для первобытного мышления дикарей не важно где и каким «непосильным трудом» нажито нечаянное отчаянное богатство. Лишь бы его прежние владельцы были чужаками, которых не жалко, потому что те, кто говорит не по-нашему, одевается не по-нашему, молится не по-нашему... вообще и не люди. И если победители не жмотились и щедро делились трофеями с соотечественниками, их преступления против чужих — «не-людей» — расценивались, как подвиги. Кого жалеть?! Слава героям!
 
Перспектива ускоренного обогащения заманчива. Есть разница: овладеть водночасье плодами кропотливого труда нескольких поколений работяг или всю жизнь самому горбатиться от зари до зари, копошась честным трудом в грязи и гное. Особенно такая разница соблазнительна молодёжи, ещё не познавшей ценность Человеческой Жизни. Для неё, желторотой, очевидна лишь возможность быстрого, а значит «лёгкого» овладения чужим имуществом, ценой, если понадобится, чужой жизни. Ведь несколько часов или недель риска военного похода — мгновение на фоне череды лет и поколений, творящих соблазн чужого имущества, а по затратам энергии, исчисляемой в калориях, лишить жизни человека несравненно «проще» и себе дешевле, чем с восхода до заката бороться с Природой за часть её плодов.
 
Разумеется, за насильственное присвоение чужого можно поплатиться собственной жизнью или здоровьем. Но теоретические догадки без личного сенсорного опыта эмоционально неубедительны. Пока не узнает спасающийся от возмездия обдрыстаный героизмом вояка как «горит под ногами» чужая земля, как пахнет своя кровь, как смердят на солнышке трупы товарищей, как леденит ужасом душу вопль недоубитого друга, ему никогда не поверить в возможность собственной гибели.

В статистическом большинстве случаев Слава приходит к «героям» посмертно. С возрастом уцелевшие храбрецы набираются не только военного, но и житейского опыта. И понимания: как им повезло (выжить!). И усталости: война — дело нервное и побуждаемые ею переживания сжигают калорий не меньше, чем отнюдь не героический, но более спокойный труд мирного землепашца или скотовода. Уцелевшие в грабительских походах учатся ценить Жизнь и с некоторых пор предпочитают коварству военной удачи уют сытого семейного очага и куда более скромные, но зато стабильные доходы собственного мирного хозяйства. Особенно, если оно умножается трудом пленных рабов. А военный опыт молодости находит полезное применение в организации обороны Отечества от набегов иноземных «солдат фортуны». В итоге: удачливый Бандюган с Большой Дороги, став зажиточным и щедрым Отцом Семейства, превращается в уважаемого и авторитетного гражданина, которого доверчивые и благодарные за «халявную» щедрость соотечественники могут избрать начальником: вождём, князем, губернатором или президентом. Кто ж лучше бывшего бандита защитит население от товарищей по профессии