Авторизация
(066) 074-36-01
(062) 348-05-61
г. Донецк, ул. Щорса 35

Репрезентативно-когнитивная структура - слово

Репрезентативно-когнитивная структура «слово».
Н.П. Мирошниченко.
 
1.
Слово, как инструмент моделирования персональной картины мира.
 
В сложных и многообразных формах человеческого восприятия можно условно выделить два принципиально разных, однако, связанных между собой генетически, господствующих типа:
·         доконцептуальное, рефлекторное, пассивное, объективное – биологическое восприятие Мира;
·         концептуальное, сознательное, активное, субъективное восприятие Мира, в основе которого – символическое моделирование Образа Мира, «Картины Мира», лежащее в основе Человеческого – произвольного – отношения к нему. 
В познании мира существуют уровни, различные по своей сложности. Каждому из них соответствует особая форма отражения действительности по-разному выраженная в слове.
Существуют следующие основные этапы (уровни) мысленного проникновения в сущность вещей – этапы познания:
1.      Раздражение (физическое или химическое) – доконцептуальное, досимволическое – рефлекторное реагирование на раздражитель, когда Вещь «познаётся» с точки зрения её биологического значения для познающего в форме сенсорного образа непосредственного восприятия. Этот сенсорный образ сохраняется до тех пор, пока Вещь непосредственно воспринимается органами чувств Субъекта и исчезает, как только оказывается за пределами их досягаемости. Такой сенсорный образ не выражен символом. Поэтому он не может быть «свёрнут», закодирован в знаковой форме и передан на хранение памяти. Факт «познания» выражается в рефлексе и «познание», собственно, заключается в адекватном и немедленном (неотсроченном) рефлекторном реагировании на раздражение. Здесь нет собственно «познания», как выражённой в знаковой форме информации об отвлечённых свойствах Вещи, информации о модели Вещи, созданной из символов того или иного знакового кода. Модели, имеющей принципиально иную природу, чем Вещь – прототип модели. Это всего лишь безусловный или условный рефлекс на взаимодействие с Вещью.
 
2.      Этап образно-символического познания, когда формируется сенсорный образ– одной модальности (звуковой, цветовой, визуальный, обонятельный, тактильный, двигательный…) или синтетический, сложный сенсорный образ - эйдос, состоящий из «тканей» нескольких модальностей. В отличие от раздражения, которое исчезает бесследно, не запечатляясь в памяти, или, осуществляясь бессознательно – не выходя за рамки восприятия локальными системами рецепторов, сенсорный образ – это более стабильное и «массивное» психическое образование, которое оставляет явственные следы своего существования, регистрируемые сознанием. Раздражение становится основой, субстратом сенсорного образа, если:
·         обладает выдающимися качествами по силе, интенсивности, длительности воздействия на человека,
·         либо значимо с точки зрения персональных (актуальных или перспективных) потребностей. В таком случае оно может быть слабым по своим физическим характеристикам, но, тем не менее, фиксироваться вниманием, улавливаться в результате произвольного поиска направляемого акцентуированной мотивацией обнаружения именно этого раздражения, именно этого стимула по причине его сигнальных свойств быть знаком актуальной потребности.
Сложный сенсорный образ (эйдос) отражает восприятие вещицеликом – в некотором отвлечённом (возможно случайном и несущественном)аспекте. Это целостное, комплексное восприятие явления вещи, взятой с одной из её сторон, в одном конкретном из всех её возможных проявлений. Лосев называет эйдос «моментом явлённого смысла», который является в инобытии – в иноприродной среде, «моментом идеи». В эйдосе человеку явлена конкретная ситуативная, контекстная функция Вещи, её значение для него. Эйдос символизирует и несёт в себе в свёрнутом виде:
·         не только сам по себе образ Вещи, Объекта, но и
·         образ взаимодействия с Вещью – образ технологии,
·         образ цели, конечного результата – продукта взаимодействия Субъекта с Вещью, удовлетворяющего ту или иную его потребность.
Эйдос редуцирован по сравнению с образом непосредственного восприятия. В ходе редукции (процесса обобщения и отвлечения) он утрачивает целый ряд «подробностей» – изначальных признаков и характеристик в своё время – на стадии раздражения – данных сенсорно. Но благодаря такой своей более экономной форме после прекращения непосредственного взаимодействия Вещи и Субъекта он сохраняется в памяти. Эйдос обособлен от своего прототипа в пространстве и времени. Сознание Субъекта способно совершать с ним различные операции, трансформируя его по мере необходимости во всё более лаконичные, ёмкие и выразительные символы. Становясь символом Вещи, эйдос (отвлечённый сенсорный образ) способен выполнять знаковые функции. После дальнейшей редукции он приобретает ещё более отвлечённую от изначального прототипа и соответственно энергетически более экономную форму, и может служить в качестве знака того или иного кода.
В своём законченном виде эйдос это априорный образ Объекта, возникающий в сознании независимо от наличия в момент его возникновения сенсорного контакта мыслящего Субъекта с Прототипом данного образа – с Объектом. Формальная модель Объекта, отражающая его внешние – видимые, различимые свойства, заданные такой точкой зрения на Объект, которая имеет в основе его субъективное понимание и оценку.
Эйдос – символ мира тотальной неопределённости и всевозможностности.
 
3. Этап словесно-символического познания, происходящего в логических формах:
·         Слова – Имени,
·         Слова – Понятия,
·         Слова – Категории.
Из формально разнотипного словесного материала «механизмами воображения» = опережающего отражения = априорного конструирования действительности – создаются вербальные модели образов:
·реального прошлого и возможного прошлого,
·реального настоящего или настоящего, в данный момент не воспринимаемого сенсорно, и
·вероятного будущего.
Эти вербальные образные модели представляют собой сложные психические феномены, состоящие из качественно разнородных субстратов – словесного и образного, спаянных воедино.
В именных логических формах слово и образ в них связаны напрямую – без посредников в виде других слов, будь то понятий или категорий. Поэтому в сознании человека сказанное слово в его именной функции напрямую вызывает адекватный ему образ (эйдос), не совершая дополнительных согласовательных «путешествий» по иерархии понятий и категорий.
 
В понятийных и категориальных логических формах слово и образ связаны опосредовано – через ряд промежуточных «согласовательных шагов» по иерархической структуре персонального лексикона. В ходе такого «путешествия» уточняется направление формирования сенсорного образа – эйдоса в его деталях и существенных для данного контекста подробностях.
Упомянутые различные логические формы слова представляют собой ипостаси общего им, лежащего в их основе феномена «логоса». Логос – это обозначенная словом сущность Вещи. Это закреплённый в значении момент остановки эволюции сущности в процессе которой (остановки) энергия эволюции сущности переходит в энергию её познания Субъектом. Логос – разновидность Символа, Знака – «Иного», через которое выражается сущность. Логос это инобытие сущности в словесном символе. Понятием «логос» также обозначают:
·         объективное содержание Явления или Вещи,
·         закон космического Бытия, его упорядоченности и организации. Внутри Бытия всё течёт, изменяется, но в целом сохраняются всеобщие единство, гармония и стабильность,
·         символ мира конечной определённости и единичной возможности. 
 
Сущность – функция, качество Вещи осмысленное рационально – в причинах и следствиях по отношению к прочим функциям и качествам, как данной Вещи, так и по отношению к прочим Вещам и Явлениям. Познанная сущность Вещи предполагает некоторый опыт взаимодействия с нею – в теоретическом или практическом плане. Она несёт в себе память о таком опыте, его модель, идею, его образ. В этом смысле можно говорить о скрытой, «свёрнутой» в Сущности Вещи Энергии, некогда затраченной Субъектом на взаимодействие с Вещью.
Сущность неуловима, невыразима в «чистом» виде – она апофатична и постигаема лишь в своих энергиях. Разнообразные символы, которыми люди пытаются обозначить Сущность Вещи на самом деле отражают не самую Сущность, а лишь её энергии, в которых Сущность является им.
Сущность Вещи – это субъективно и идеально «схваченный» момент статики, постоянства в непрерывно меняющемся и развивающемся познании Вещи.
 
 
В сознании человека слово существует:
·         либо как знак сенсорного образа, возникшего в результате собственного опыта восприятия некоторого действительного явления;
·         либо как знак чужого опыта, не имеющего основы в виде персональных сенсорных образов, усвоенного в результате имитации формы знака – слова, без понимания его истинного содержания, без сопровождающего воспроизведение слова сенсорного и эмоционального резонанса;
·         либо как знак иллюзорного личного априорного образа, созданного воображением – гипотезы, которая может найти своего «двойника» в реальном мире и материализоваться в нём, а может так и остаться фантомом.
 
А.Ф.Лосев в работе «Философия имени» использует понятия «до-предметная структура имени» и «предметная структура имени». Каждому он посвящает отдельную главу. По сути, за каждым из этих понятий подразумеваются два разных хода мысли, два разных психических явления, могущих скрываться в форме одного и того же слова. Понятие «до-предметная структура имени» подразумевает одно и то же слово как знак сенсорного образа, возникшего в результате собственного опыта восприятия некоторого действительного явления. Понятие «предметная структура имени» подразумевает то же самое по форме слово, но как знак иллюзорного априорного образа, созданного воображением – гипотезы, которая может найти своего «двойника» в реальном мире и материализоваться в нём, а может так и остаться фантомом.
 
Понятие «предметная структура имени» подразумевает одно и то же слово как знак сенсорного образа, возникшего в результате собственного опыта восприятия некоторого действительного явления.
Этот персональный сенсорный опыт может быть подкреплён и \ или откорректирован социальным опытом, когда в имени отражается коллективный сенсорный и мыслительный опыт = СМЫСЛ (СО-МЫСЛЬ = совместная мысль).
 
«Предметная структура имени» = СЕНСОРНЫЙ ОПЫТ + ИМЯ.
 
Понятие «до-предметная структура имени» подразумевает то же самое по форме слово, но как знак иллюзорного априорного образа, созданного воображением – гипотезы, которая может найти своего «двойника» в реальном мире и материализоваться в нём, а может так и остаться фантомом.
 
«До-предметная структура имени» = ИМЯ - СЕНСОРНЫЙ ОПЫТ:
В сознании ребёнка услышанное от взрослого слово фигурирует:
1) либо как «мёртвый» звук = не связанный ни с каким личным сенсорным эйдетическим образом, 2) либо воображение ребёнка, повинуясь законам ассоциативного мышления – «произвольно» свяжет это слово с каким-либо персонально сотворённым фантастическим образом и тогда для данного ребёнка это слово станет ИМЕНЕМ этого его ПЕРСОНАЛЬНО СОТВОРЁННОГО ЭЙДОСА, который отчасти будет обладать признаками некоторого сенсорного опыта, а отчасти ВЫМЫШЛЕННЫМИ = фантастическими признаками (синтезированными из следов сенсорного опыта).
 
«Имя» – вещь, явлённая в индивидуальном разуме.
«Слово» – вещь, явлённая в коллективном разуме.
 
Если для других людей некое слово обозначает то же самое, что и для его автора: вызывает в их сознании образ того же объекта, наделяется теми же свойствами и признаками, это значит, что смысл этого слова тождествен его авторскому значению.
Если одно и то же слово у разных людей имеет разные значения, то такое слово лишено общераспространённого смысла и поэтому имеет узкую сферу обращения и краткий срок жизни в силу ограниченности его коммуникативного потенциала