Авторизация
(066) 074-36-01
(062) 348-05-61
г. Донецк, ул. Щорса 35

Альтруизм у собак

http://ethology.ru/library/?id=410
Зверское сострадание
А. Константинов
... откуда берется эта обитающая где-то в области сердца способность различать добро и зло, этот «нравственный закон внутри нас», которому не переставал удивляться Кант?
Ответ казался очевидным — конечно же, его сформировала культура, светская или религиозная, противостоящая нашему звериному началу, словно волшебный эликсир, превращающий двуногую обезьяну без шерсти в Человека.
Для европейской культурной традиции наша душа — арена вечной борьбы между телом и духом, природой и воспитанием, низменными инстинктами и волей, животными страстями и разумом. Нравственные идеалы и «животные» побуждения, такие как агрессия или сексуальность, — словно ангел и демон, два архетипических советчика, сидящих на плечах Гомера Симпсона и других мультгероев нашего времени.
Недоверие к «звериной натуре» разделяли и ученые, ведь в мире живой природы бал правит «эгоистичный ген», жестокая борьба за существование, в которой выживают самые сильные и бесцеремонные.
Франс де Валь, изучая обезьяньи сообщества, видел, как шимпанзе ценят доброе отношение друг к другу, как мирятся после ссоры: после драки протягивают друг другу руки, обнимаются, целуются.
«Я наблюдаю альтруистические поступки животных каждый день, — пишет де Валь, — например, старая самка Пиона проводит свои дни на улице вместе с другими шимпанзе нашего центра. Когда из-за приступов артрита у нее возникают проблемы с ходьбой и лазанием, ей на помощь приходят другие самки. Ее поднимают и помогают ей передвигаться, поддерживая за руки и подталкивая сзади. Однажды Пиона направилась к воде, которая находилась далеко от нее. Молодые самочки начали суетливо бегать к воде. Они набирали воду в рот и возвращались, струей выплескивая ее Пионе в рот».
Шимпанзе не только ухаживают за стариками, но и делятся едой друг с другом, причем не из страха — самыми щедрыми оказываются доминантные обезьяны. Вот шимпанзе дают возможность выбрать между синим и красным жетонами. Выберет красный — угощение получит только она, выберет синий — такое же принесут и обезьяне в соседней клетке. Обезьяны быстро учатся делать альтруистический выбор, наказывая своих собратьев, лишь если те пытаются угрожать. Приматы запоминают тех, кто оказал им услугу, и стараются отплатить тем же. Они способны к сочувствию и утешают горюющих товарищей.
Обезьяны чувствуют несправедливость: капуцин рад огурцу, который ему дают в награду за выполнение задания, но видя, как сосед за то же задание получает виноград, он бросает огурцом в экспериментатора и всячески выражает возмущение.
Нравственное чувство имеет инстинктивную природу. Приматологи открыли то, что было давно известно психологам гуманистической школы: человек по природе своей существо достаточно альтруистичное и миролюбивое, склонное к сочувствию и взаимопомощи, если его, конечно, не доводить.
Зверь, живущий у нас внутри, — гедонист, но вовсе не монстр.