Авторизация
(066) 074-36-01
(062) 348-05-61
г. Донецк, ул. Щорса 35

Половой отбор при родительском выборе. Апостолоу М.П.

Половой отбор при родительском выборе:
роль родителей в эволюции половых отношений у людей.
Менелаос Апостолоу
Перевёл с английского Анатолий Протопопов
 
Аннотация
    Значительная часть литературы по эволюции брачных систем у людей базируется на предпосылке, что в эволюции нашего вида широко практиковался брачный выбор, осуществляемый самкой. Однако этнографические данные по обществам фуражиров (разновидность собирателей - А.П.) показывают, что в обществах, более-менее сходных с таковыми у наших предков, женский выбор ограничивается контролем родителей над своими дочерям. Данные по 190 охотничье-собирательным обществам показывают, что репродукция производится почти исключительно замужними женщинами, в то время как институт брака регулируется родителями и близкими родственниками. Родители имеют возможность влиять на брачный выбор и сыновей, и дочерей, но более строгий контроль производится над дочерьми; в хоре выбирающих родственников голоса мужчин звучат весомее голосов женщин. Учитывая тот факт, что контроль родителей является типичной моделью поведения при выборе супруга для детей у ныне живущих собирателей, можно предположить, что эта модель широко применялась в ходе эволюции человека. Можно ожидать, что предпочтения дочерей не полностью совпадали с таковыми их родителей, и следовательно, проводимые до настоящего времени исследования, возможно, с одной стороны, переоценивали вклад женского предпочтения в процесс полового отбора, с другой - недооценивали вклад родительских предпочтений в этот процесс.
 
1. Введение
    Эволюционная психология объединяет эволюционную теорию с данными по доиндустриальным обществам с целью попытаться восстановить среду эволюционной адаптации, и сделать убедительными заявления насчёт эволюции человеческого поведения (Пинкер, 1997). Так как большая часть человеческой эволюции проходила в условиях добычи пропитания в основном охотой и собирательством (Ли & Девор 1968), то особое значение имеют данные по современным фуражирам. Модели поведения и социальной организации, характерные для охотников-собирателей также можно полагать типичными для древних человеческих сообществ (но см. Келли 1995). Вместе с тем, большая часть существующих теорий эволюции брачного поведения людей не принимает во внимание типичные поведенческие паттерны у охотничье-собирательских обществ (Эмбер 1978). Этот факт придаёт проблематичность многим эволюционным утверждениям. В последние несколько лет появилась важная литература по эволюции брачного поведения людей. Исследования в этой области обычно исходят из предположения о широко практикуемом женском выборе в ходе человеческой эволюции (например, Басс 1995, Басс 2003, Дали и Уилсон 1983, Миллер 2000, Симонс 1979). Однако этнографические отчёты показывают, что выбор женщиной своего супруга далёк от свободного. Напротив, они демонстрируют, что брачные решения женщин строго контролируются её родителями (Броуд & Грин 1983, Минторн с коллегами 1969, Вайт 1978b). Следовательно, существующие модели, не привлекающие влияния близких родственников в процесс принятия брачных решений неадекватны при изучении человеческих брачных систем (Кронк 1991). Отсюда, первая цель этой статьи состоит в том, чтобы предложить эволюционную модель, включающую контроль над выбором брачного партнёра, осуществляемый близкими родственниками, и лучше учитывающую паттерны брачного поведения, наблюдаемые в обществах фуражиров. Далее здесь будут представлены и рассмотрены данные по многочисленным современным обществам охотников-собирателей, и идентифицированы типичные паттерны брачного поведения в этих обществах.
 
1.1. Модель родительского выбора
    Теория родительского вклада (Бейтман 1948, Триверс 1972) утверждает, что самка, инвестируя больший капитал потомство, становится тем самым дефицитным репродуктивным ресурсом, к которому стремятся самцы. Вследствие этого, родители женщины оказываются владельцами ценного ресурса, которым они могут манипулировать в своих целях. Контролируя брачные решения своих дочерей, родители могут выбирать родственников с такими характеристиками, которые будут максимизировать их собственную совокупную приспособленность. Например, родители могут выбирать мужей своим дочерям, исходя из готовности этого мужчины предоставить ресурсы и долговременную поддержку им и их семье. Родители могут использовать эти ресурсы для увеличения вероятности выживания и воспроизводства - как своего, так и их родственников, включая их дочь. Мужчины тоже вкладывают капитал в своё потомство; таким образом, у родителей есть стимул контролировать брачные решения и своих сыновей. Однако модель предсказывает, что из-за асимметрии родительского вклада, в отношении сыновей будет наблюдаться менее жёсткий родительский контроль, чем в отношении дочерей, так как женщины - более дефицитный товар. Отметим, что если родители предоставляют выбор супруга своим детям, то дети будут производить выбор, максимизируюющий их собственную совокупную приспособленность, но не обязательно приспособленность их родителей. Поскольку родители и потомство генетически неидентичны, и таким образом, не всегда имеют идентичные генетические интересы, то предпочтения родителей и предпочтения детей могут отличаться (Гамильтон 1964, Триверс 1974). Родительский контроль брачного выбора возможен в ситуациях, когда дети зависят от родителей - будь то по продовольствию или защите, и где родители в состоянии применить свою физическую силу к детям, чтобы реализовать свою волю. Некоторые аспекты человеческой социальности - такие, как длительный период зависимости от родителей, потенциальная наследуемость ресурсов, обширная сеть родственников и реципрокных обязательств, также облегчают родительский контроль (Александер 1974, Флинн и Лоу 1986, Триверс 1974). В определённых ситуациях родители имеют возможнось полностью изъять контроль над браком у детей, реализуя его самолично. Далее, вследствие большей физической силы, исключительного права на использование оружия, и контроля над политическими институциями (Флинн и Лоу 1986; см. также Сматс 1992, Сматс 1995), отцы могут оказывать большее влияние на выбор супругов своих детей, чем матери.
 
    Однако дети - не просто пешки в руках родителей. Потомки могут развить адаптации психической манипуляции своими родителями в своих целях (Триверс 1974). С другой стороны, родители могут также развить адаптации, противодействующие такой манипуляции (Стемпс, Меткалф и Кришнан 1978). Очевидно, баланс смещён в пользу родителей, всё ещё контролирующих родительский вклад, и физически более сильных (Докинз 1989). Однако родительский контроль брачного поведения детей имеет свои пределы: например, родители не могут постоянно присутствовать, сторожа своих детей. Кроме того, успешная манипуляция детьми требует по крайней мере частичного учёта их предпочтений родителями. Такой учёт снижает конфликтность и увеличивает эффективность родительского контроля. Родительский контроль убывает по мере взросления детей; с возрастом дети становятся опытнее в добывании пропитания, и менее зависимы от родителей. В случае поздних браков, родители и близкие родственники могут отсутствовать по причине смерти, или по крайней мере быть менее способными настоять на своём выборе из-за старости. Точно также, если дети после брака изменяют свою принадлежность к данной группе, то географическое или социальное расстояние может снижать родительское влияние на последующие повторные браки. Так как эта модель предсказывает асимметричное смещение родительского контроля на дочерей, то рост автономности с возрастом будет более значим для брачного выбора дочерей, нежели сыновей. Точный баланс таких изменений будет зависеть от времени. Если учесть, что женский остаточный репродуктивный потенциал снижается с возрастом, то влияние роста автономности на женскую репродукцию будет снижен по мере снижения фертильности. Это может быть причиной того, почему контроль над женщинами смягчается в их пост-репродуктивные годы (Браун 1982).
 
    В целом, эта модель репродукции у людей предполагает, что выбор супруга контролируется родителями, особенно - в отношении дочерей. Далее, отцы имеют больше власти в деле принятия решения, чем матери. Несмотря на родительский контроль, у детей тем не менее имеется достаточная свобода осуществления выбора супруга, будь то независимо, или вопреки воле родителей. На следующем этапе нужно идентифицировать брачные паттерны, типичные для собирателей и рассмотреть, в какой мере эта модель родительского выбора объясняет наблюдаемые факты.
 
2. Методы
    В кросс-культурных исследованиях в качестве выборки обычно используется случайная выборка. Однако в нашем случае случайная выборка не подходит, так как результат может включать многие общества, для которых недоступно достаточное описание, и исключать многие общества, для которых существует богатое описание (Медрок, 1957). Точно так же в одних географических областях имеется очень мало собирающих обществ, и случайная выборка привела бы к исключению или ограничению представления этих областей. Поэтому вместо случайной выборки использован широкая выборка 190 обществ. Эта выборка включает в себя почти все современные охотничье-собирающие общества, для которых существуют надёжные данные по брачным паттернам.
    Общество было отнесено к категории охотников и собирателей, если (согласно этнографическому атласу Медрока (1967)) по крайней мере 75% своего пропитания его члены обеспечивают охотой и собирательством. Если общество не описано в Атласе, то оно классифицировалось как охотничье-собирательское, если об этом есть сообщения в других антропологических источниках, использованных здесь. Большинство обществ в обзоре - исключительно охотники и собиратели. В идеале желательна географически сбалансированная выборка обществ, но это невозможно, поскольку охотничьи и собирательские общества неравномерно распределены по Земле (Медрок 1967). Например, в выборке нет ни одного общества из Европы, но североамериканские общества представлены в избытке. Всего в выборке имеются 9 африканских обществ, 16 восточно-азиатских, 19 островных тихоокеанских обществ, 85 североамериканских обществ, 47 арктических и субарктических обществ, и 14 южноамериканских обществ. Данные об них почерпнуты главным образом из Атласа Мировых Культур (Медрок 1981) и Атласа Мировых Культур (Прайс 1989).
 
    В качестве общего направления процесса кодирования применена схема кодирования Эмбера & Эмбера (2001). Кодирование было осуществлено двумя независимыми кодерами, чтобы контролировать возможные погрешности (Эмбер & Эмбер 2001). Средняя корреляция по переменным двух наборов кодирования данных составила 0,90. Для некоторых интересных нам переменных данные были недостаточны и собранную информацию было можно использовать лишь для ограниченного числа случаев. Осознаём, что это возможно внесло погрешность в выводы, основанные на этих данных.
 
    При использовании широкого множества может потенциально возникнуть проблема культурной диффузии и исторического релятивизма (вместе известные как проблема Гальтона). Культурная диффузия - передача черт одной культуры в другую из-за географической близости (Мейс и Холден 1999). Однако нет никаких причин полагать, что исследованные здесь культурные особенности брачного поведения были заимствованы в соседних культурах просто благодаря близости. То есть, культуры не воспринимают все черты, которыми обладают их соседи, и продолжают оставаться отдельными культурами (Мейс и Холден 1999). Исторический релятивизм - потенциальная проблема, имеющая отношение к некоторым североамериканским, арктическим и субарктическим культурам. Скажем, что Эмбер (1971) не нашёл никаких свидетельств того, что такой исторический релятивизм может влиять на кросс-культурные исследования. Хотя это заключение вероятно справедливо и для паттернов брачного поведения, оно было нами перепроверено с новым анализом данных по северной америке, арктическим и субарктическим культурам со случайными пропусками случаев этого подмножества (Эмбер и Эмбер 2001). При этом достоверных различий, в сравнении с первоначальными наборами, не имелось. Потенциально более серьёзное беспокойство вызывает избыточная представленность некоторых географических областей. Альтернативная выборка был построена так, чтобы выявить эту проблему. Частичная выборка состоит из 54 обществ, равномерно распределённых по географическим областям. Эта выборка включает 9 африканских обществ, и 9 случайно отобранных обществ из каждой из остальных географических областей. Анализ полной выборки был также был повторён для частичной, и результаты представлены наряду с результатами анализа полного набора.
 
3. Антропологический отчёт
 
3.1. Брак у охотников и собирателей
    Брак - универсальное институция (Медрок 1949) и обнаруживается у всех проанализированных здесь обществ. Женщины в охотничье-собирательских обществах пребывают в браке в продолжение всего своего репродуктивного периода, и следовательно, основное воспроизводства осуществляется ими в то время, когда они замужем. Поэтому брак особенно важен в смысле понимания репродуктивного поведения у людей.
 
    Мы различаем здесь четыре основных способа образования семьи: 1) по решению родителей, 2) по решению близких родственников, 3) по любви с необходимостью родительского одобрения, 4) и только по любви. В первом случае родители доминируют во всех вопросах устроения брака, но могут советоваться со своими детьми. В случае контроля близких родственников, брак устраивают члены семьи, иные, чем родители, но последние также участвует в этом процессе. В случае брака по любви с необходимостью родительского благословения, потенциальные супруги сами находят своих брачных партнёров, но их выбор подчинён мнению их родителей. Наконец, в последнем случае, потенциальные супруги свободны выбирать и жениться на ком угодно, кого они любят. Обычно в данном обществе практикуется более чем один способ образования брака. Если большая часть браков в данном обществе заключается одним конкретным способом, (например, по решению родителей), то этот способ классифицируется как первичный для этого общества. Если антропологи сообщают о наличии в данное время и других типов брака, то эти типы классифицируются как вторичные, независимо от их частоты.
 
    Как было упомянуто выше, выборка искажёна избыточной представленностью арктических, субарктических, североамериканских обществ, и поэтому был проведён отдельный анализ сбалансированной части выборки. Наши выводы базируются на результатах анализа полной выборки обществ, но результаты анализа сбалансированной подвыборки также приведены в круглых скобках рядом с результатами анализа полного набора. Приведённые процентные данные имеют в виду проценты от случаев в сравнении с полным набором, в котором нет пропущенных величин, если иное не упомянуто особо.
 
    Первый тип организации брака обнаружился в качестве первичного в 130 (32) случаев [69.9% (62.7%)], то есть, он является наиболее широко распространённым способом организации брака. За ним следует брак по решению близких родственников (33 (12) случаев) [17.7% (23.5%)], далее - по любви, требующей одобрения родителей 15 (4) случаев [8.1% (7.8%)], а вот только любовь как первичная форма брака отмечена лишь в 8 (3) случаях [4.3% (5.9%)] (рис. 1). Брак по решению родителей или близких родственников - самые распространённые способы организации брака во всех географических областях (рис. 2). В трёх наиболее распространённых категориях, родители играют главную роль в регулировании выбора супруга. Таким образом, можно сделать вывод, что в примерно 96% обществ нашей выборки, родители играют критическую роль в выборе того, с кем их дети образуют брак.
 
    Брак по решению родителей является вторичным в 145 (41) случаях [52.9% (46.6%)], по решению близких родственников - 54 (19) случаев [19.7% (21.6%)], по любви, требующей родительского одобрения 37 (11) случаев [13.5% (12.5%)], и только любовь в 38 (17) случаях [13.9% (19.3%)].
 
    Большая часть обществ практикует полигинию, о которой обычно сообщается как о привилегии немногих мужчин. Полигиния обнаружена у 140 (41) обществ [73.7% (75.9%); пропущенные значения включены], при этом о ней сообщается как об обычной у 17 (5) обществ [21.5% (21.7%)] и как о редкой у 62 (18) обществ [78.5% (78.3%)]. Полиандрия также присутствует, и о ней сообщается в 23 (10) случаях [12.1% (18.5%); пропущенные значения включены]), и она всегда отмечается как очень редкая.
 
3.2. Кто выбирает?
    Выбор брачного партнёра для данного индивида по большей части делается его или её родителями. Родительский выбор в свою очередь подразделяется на выбор отца, и выбор матери. При этом можно выяснить, имеют ли мнения родителей равный вес, или влияние одного родителя доминирует над другим. В нашей выборке мужчины доминировали на переговорах о заключении брака с незначительным или нулевым влиянием женщин в 53 (20) случаях [43.8% (54.1%)]. Влияние обоих родителей на брачных переговорах отмечено в 38 (9) случаях [31.4% (24.3%)]. Оба родителя участвуют в переговорах, но мужчины имеют более веский голос чем женщины в 19 (5) случаях [15.7% (13.5%)], оба родителя участвуют, но женщины имеют более веский, чем мужчины голос в 10 (3) случаях [8.3% (13.5%)]. Наконец, женщины доминируют на переговорах о заключении брака, при незначительном, или нулевым влиянием своих супругов в одном (ни одном) случае [0.8% (0%)].
 
    Когда женщины имеют более веский голос, или вообще доминируют на переговорах, то принимают окончательное решение почти исключительно матери. Когда же мужчины - то окончательное решение принимали отцы в 52 (19) обществах [77.6% (76%)], далее следовали братья невесты в 11 (4) обществах [16.4% (16%)], наконец её дяди в 4 (2) обществах [6% (8%)].
 
3.3. Родительский контроль
    Один из способов осуществления родителями эффективного контроля над их дочерьми состоит в том, чтобы организовать замужество дочери сразу же по достижении ею половой зрелости, или даже ранее (Гуди 1959). В этом случае у дочери просто нет времени, чтобы начать самостоятельные отношения; кроме того, родителям легче навязать свой выбор дочери, которая всё ещё зависит от них. Как сказала Sama Bajau: “дочь подобна рыбе - и ту, и другую нужно пристраивать быстро, пока они не испортились” (Сазер 1997, с. 252). В нашем обзоре, самый ранний женский возраст в первом браке - начало половой зрелости, наблюдался в 66 (19) случаях [86.8% (86.4%)], далее следовал брак в детстве - 6 (3) случаев [7.9% (13.6%)], и наконец, брак во взрослом состоянии в 4 (0) случаях [5.3% (0%)]. Брак с наступлением половой зрелости отмечен как вторичный в 76 (22) случаях [69.7% (68.8%)], брак в детстве - в 20 (9) случаях [18.3% (28.1%)], и наконец, брак во взрослом состоянии в 13 (1) случаях [11.9% (3.1%)]. Однако мужчины не понуждались к раннему браку, вследствие чего женщины обычно были замужем за мужчинами старше их. Так обстоят дела в 55 (16) обществах [88.7% (94.1%)]. Только в 7 (1) обществах [11.3% (5.9%)] женщины выходили замуж за ровестников. Младенческая или детская помолвка обнаружилась в 63 (20) случаях [33.1% (37%); пропущенные значения включены]. В последнем случае родители обручают своих детей, когда они очень молоды, но эти помолвки редко являются абсолютным обязательством для более позднего брака.
 
   Такие браки обычно принимают форму "отдачи" родителями или близкими родственниками их родича женского пола после переговоров с мужчиной или его близкими родственниками. Вообще, мужчинам позволяется намного больше автономии при выборе партнёра, чем женщине. Сообщается, что мужчины просят какую-то женщину себе в жёны у её родителей в 49 (15) случаях [25.8% (27.8%); пропущенные значения включены], при этом не зафиксировано ни одного случая, когда женщинам позволяли проявлять такую инициативу. Родители жениха проявляют инициативу организации брака, обращаясь к родителями невесты в 52 (15) случаях [86.7% (83.3%)], Родителей с обеих сторон могут проявлять инициативу в 7 (3) случаях [11.7% (16.7%)], и есть сообщение только об одном (ни одном) случае [1.7% (0 %)], когда инициативу проявляли родители невесты.
 
3.4. Чего хотят родители
    Выбирая зятя, родители ищут мужчину трудолюбивого и хорошего добытчика в 20 (4) случаях [45.5% (33.3%)], хорошего охотника в 19 (5) случаях [43.2% (41.7%)], мужчину из хорошего семейства в 5 (3) случаях [11.4% (25%)]. Когда родители явно выражают доминирующее предпочтение, то это обычно предпочтение хорошего охотника в 15 (4) случаях [60% (57.1%)], за которым следует предпочтение мужчины трудолюбивого и хорошего добытчика в 8 (2) случаях [32% (28.6%)], и далее - из хорошего семейства в 2 (1) случаях [8% (14%)]. Родители жениха ищут трудолюбивую невестку в 22 (4) случаях [75.9% (66.7%)] из хорошего семейства в 7 (2) случаях [24.1% (33.3%)]. О трудолюбии сообщается как о доминирующем предпочтение в 16 (4) случаях [84.2% (100%)], и из хорошего семейства в 3 (0) случаях [15.8% (0%)]. Интересно, что нет сообщений о том, что признаки физической привлекательности учитываются родителями при оценке желаемости потенциального супруга для их сына или дочери.
 
    Выбранность родителями невесты даёт данному мужчине гораздо больше репродуктивной выгоды, чем просто обретение одной женщины. Благодаря практике сестринской полигинии, мужчина скорее всего получит сестёр его первой жены в дополнительные жёны. Сестринская взаимосвязанность, обычная практика многих культур (Медрок 1949), также разрешает мужчине, в случае смерти его жены брать одну из её сестёр новой женой. Сестринская взаимосвязанность обнаружена у 81 (15) [42.6% (27.8%; пропущенные значения учитываются)] общества из представленных здесь. Сестринская полигиния и сестринская взаимосвязанность строго регулируются семьями причастных сторон.
 
3.5. Выбор самой женщиной
    Тем не менее, женщина может осуществлять свой выбор несмотря на сильный контроль родителей над её половой жизнью. Институция развода предоставлять легальную возможность этого. Разводы почти столь же частые, как и браки, обнаруживаются в 125 (33) обществах [65.8% (61.1%; пропущенные значения учитываются)]. Такая практика отмечена как обычная в 32 (8) обществах [59.3% (57.1%)], и как редкая в 22 (6) из них [40.7% (42.9 )]. Сообщается, что у Чинукан и Сарси, развод является мужской привилегией; у остальной рассмотренных обществ, развод может быть получен по желанию обоих полов. Несовместимость указывается как причина для расторжения брака обеими сторонами в 23 (6) обществах [21.9% (21.4%)]. Мужья могут также инициировать расторжение брака из-за женского бесплодия у 30 (6) обществ [28.6% (21.4%)]. Наконец, лень указывается как причина развода обоими супругами в 20 (6) случаях [19% (21.4%)].
 
    Подготавливая брак своих дочерей, родители обычно консультируются с ними. Так обстоят дела в 35 (7) обществах [18.4% (13%); пропущенные значения учитываются]. Согласие дочери не всегда являюется необходимым условием для заключения брака; сообщается, что женщины подчиняются воле своих родителей. Внебрачные отношения - другой способ осуществления женщинами своего выбора, но цена его тяжёла. Прелюбодеяние строго наказывается в 20 (2) случаях [60.6% (25%)]. Тяжкое наказание может состоять в нанесении увечий и часто смерти. Об умеренном наказании, заключающемся в битье жены, сообщается в 12 (5) случаях [36.4% (62%)]. Об отсутствии наказания за прелюбодеяние сообщено только в 1 (1) случае [3 % (12.5%)]. Хотя тяжкое наказание отмечено в полной выборке чаще, чем в частичной, но отсутствие наказания за прелюбодеяние редко встречается в обоих. Практикуя внебрачные отношения, женщины также рискуют безвозвратно разрушить их брак; прелюбодеяние называется причиной развода в 32 (10) случаях [30.5% (35.7%)].
 
    Наконец, ещё один способ осуществления женского выбора - тайное бегство. Тайное бегство может как приводить, так и не приводить к браку. Тайное бегство зафиксировано в 45 (15) обществах [23.7% (27.8%); пропущенные значения учитываются]. Во всех этих случаях, о тайном бегстве сообщается как о редком - и одна из причин этого в часто строгой реакции родителей, вынуждающих свою дочь вернуться или отказывая ей в поддержке.
 
4. Итоги и выводы
    Исчерпывающий обзор этнографических отчётов показывает, что в обществах фуражиров родители играют центральную роль в выборе постоянных супругов для своих детей, хотя дети и в состоянии осуществлять какой-то собственный выбор половых партнёров - посредством развода или внебрачных отношений. Этот вывод справедлив и для исследованной здесь частичной выборки, которая сбалансирована по географическим областям. Поэтому представляется целесообразной модификация ранее предложенных моделей спаривания у людей (предполагающих свободный выбор женщиной), включением в них роли родительского контроля над выбором супруга.
 
    Нами были предприняты меры (см раздел 2) по контролю проблемы Галтона, погрешностям кодирования, и избыточной представленностью некоторых географических областей. Однако, лучшая защита от этих погрешностей - представленные здесь результаты. Они показывают, что предшествующие исследования, пусть результатами, менее обширными, чем здесь, и/или не ограничивавшимися обществами фуражиров, пришли к сходным выводам. Минторн с коллегами (1969) сообщал, что заключение брака по любви было самым редким способом заключения брака в их выборке. Броуде и Грин (1983) аналогично использовали подвыборку из стандартной кросс-культурной выборки, и нашли, что брак по сговору третьих лиц был наиболее обычным способом организации брака, с более строгим контролем над замужеством женщин. Кроме того, Вайт (1978b) заключил, что в большинстве рассмотренных доиндустриальных обществ в вопросах устройства брака доминировали мужчины. Было также найдено, что в огромном большинстве случаев, развод был одинаково доступной опцией и для мужа, для и жены. Фраузер (1985) сообщил, что в большинстве обществ в его выборки, родители учитывали мнение детей при выборе зятя или невестки. Наконец, Бетцинг (1989) нашёл, что прелюбодеяние и несовместимость - частые причины развода во всех культурах. И хотя общепринято полагать патриархат нормой в доиндустриальных обществах, и следовательно - разумно ожидать господства мужчин в вопросах брака (Коллер и Росальдо, 1981, Гольдберг, 1973, Лич 1951, Леви-Страусс 1969), но он возможно преувеличен в этнографии. Мужчины, питая страсть к престижу и публичному признанию, могут иметь меньше контроля над браком, чем кажется (Дали и Уилсон 1988). Вайт (1980) нашёл, что почти в половине доиндустриальных обществ его выборки, этнографы сообщают, что женщины имеют больше влияния, чем отражено в формальных нормах их общества. По сообщению Брауна (1982), влияние старших женщин в вопросах устройства брака детей часто недооценивается многими антропологами. Также обсуждалось, что большая часть антропологических исследований проводилась мужчинами, и это тоже может вызывать погрешности в понимании положения женщин в данном обществе (см. также Эндискотт 1999). Хотя Вайт (1978a) не нашел никаких подтверждений этого заявления, оно всё ещё вызывает вопросы. В общем, матери могут иметь больше влияния при принятии решения по вопросам брака детей, чем выглядит в отчётах этнографов.
    Представленные здесь результаты не будут сюрпризом для многих учёных, знакомых с этнографической литературой. Однако это может быть менее верно для психологов, возможно временно ограниченных господствующими доктринами их дисциплины, не слишком знакомой с этнографическими отчётами. Например, Миллер (2000, p.180) предполагает, что заключение браков по решению родителей, и патриархат - недавние институции, связанные с переходом к производящему сельскому хозяйству и скотоводству. В то время как эволюционные психологи согласны с тем, что во многих обществах принятие решений о браке детей возложено на родителей (Басс 2003, с.91; Дали и Уилсон 1983, с. 288), эти продолжают исходить в своих исследованиях из широко практикуемого женского выбора. Таким образом, многим учёным может быть полезно включение антропологических свидетельств в исследования человеческого поведения.
 
    Половой отбор возникает как результат различий репродуктивного успеха в ходе конкуренции за партнёров (Дарвин 1871). Так как мужчины конкурируют за доступ к женщинам, которые, в свою очередь, контролируются их родителями, то некоторые адаптации брачного поведения возможно будут лучше понятыми как скорее эволюционный продукт родительского, нежели женского выбора. Жизнь конечно сложнее, ибо и оба родителя, и их дети способны осуществлять определённый контроль выбора супруга; эволюцию личного и родительского поведения по выбору супруга можно рассматривать как результат коэволюции и выбора родителей, и выбора потомков. Это придаёт исследованиям конфликта потомок-родитель в области брачного поведения особенную важность. Теория конфликта родитель-потомок (Триверс 1974) предсказывает, что определённый конфликт имеет место, но величина несовпадения или совпадения брачных предпочтений родителей или таковых у потомства требует дальнейших исследований. Но даже если родители и дети имеют идентичные интересы, то эволюционный путь брачных адаптаций может тем не менее быть различен, если спаривание непропорционально контролируется родителями. Например, была выдвинута гипотеза, что так мужчины развили адаптации честного сигнализирования, которая достоверно информирует женщин об их иначе ненаблюдаемых особенностях (Миллер 2000, Захави и Захави 1997). Поскольку адаптации честного сигнализирования увязаны с психологией приёмника этих сигналов (Гилфорд и Докинз 1991, Роу 1999), то эволюция может пойти одним путём, если приёмник - женщина, и другим, если приёмник - пара родителей (женщина и мужчина).
 
    Имеющаяся к настоящему времени литература по эволюции спаривания у людей часто противоречива или неполна из-за отсутствия внимания к этнографическим свидетельствам, типа рассмотренных здесь. Возможно, это следствие того, что данные по паттернам спаривания у обществ фуражиров разбросаны по прочим исследованиям (например, !Kung; Ли 1979) или представлены вместе с данными по иным обществам, чем собиратели и фуражиры (например, Вайт 1978b); также возможно, что это следствие того, что многие исследования спаривания у людей проводились в контексте Западной культуры, в которой родители играют весьма скромную роль в выборе партнёров своих детей. В любом случае, принятие во внимание роли родителей в манипуляции половым выбором их детей, может расширять наше понимание этого аспекта жизни, позволяя нам точнее реконструировать эволюцию человеческого брачного поведения.