Авторизация
(066) 074-36-01
(062) 348-05-61
г. Донецк, ул. Щорса 35

Психология размножения и эволюция. Вагнер В.А.

 
ПСИХОЛОГИЯ РАЗМНОЖЕНИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ
В.А. Вагнер
Генезис и эволюция полового инстинкта у животных и человека
  1. Половой инстинкт у животных.
  2. Поиски самок самцами в царстве животных и женщин мужчинами в человеческом обществе.
  3. Приемы овладения самками у животных и «слабым полом» у человека.
3.1.Музыка.
3.1.1. Музыка животных.
3.1.2. Музыка в человеческом обществе как средство овладевания «слабым полом»; ее отличие от музыки животных
3.2.Танцы самцов как прием овладения самками.
3.2.1. Танцы животных.
3.2.2. Танцы в человеческом обществе
  1. Определенное материнство.
  2. Борьба у людей за женщин.
  3. Генезис и главнейшие этапы эволюции ухода за потомством.
  4. Эволюция материнского инстинкта у человека и законы, обусловливающие его современное положение у культурных народов.
 
1. Половой инстинкт у животных.
Половой инстинкт у животных явился не сразу; ему предшествовал длительный период физиологических процессов, в которых психология не имела места; он начал слагаться с обособлением нервной системы и того уровня ее строения, когда инстинкты, хотя бы только первичные, могли быть ее функциями.
Когда момент этот наступил, когда половой инстинкт мог получить место, он на пути своего развития проходил ряд этапов систематического осложнения, подобных тому, как мы это видели и в эволюции психологии питания.
Как в первом, так и в последнем процессе эволюция начинается с того, что животные не ищут того, что им надо; они бродят, стимулируемые своим физиологическим состоянием, случайно набредают на то, что им нужно, и, натолкнувшись, удовлетворяют свою потребность.
Половые инстинкты червей, с которых мы начнем свой очерк эволюции психологии размножения, представляют безграничное разнообразие, вызывающее впечатление, как будто здесь природа делала опыты над всеми возможностями в решении задачи. Мы встречаем тут и широко распространенный типический гермафродитизм, и случаи, когда особи одного и того же вида могут функционировать и как гермафродиты и как представители разных полов, и размножение почкованием (у Тегebella, например), и партеногенез, который у коловраток представляет специальный интерес. У них имеются самки и самцы, существенно между собою различные; это не мешает, однако, первым из них играть совершенно случайную роль, так как у этих животных половое размножение может заменяться партеногенезом. Имеются также представители типической раздельнополости. Отмечу здесь, кстати, что у червей мы встречаем и яйцеродных и живородных представителей; встречаем и таких (Nemathelmintes, например), у которых кладка яиц совпадает с вылуплением молоди, вследствие чего виды эти называются живородящими. Имеются виды, у которых живорождение может сменяться яйцеродностью. Имеются, наконец, черви, как некоторые нематоды, например, самки которых, по свидетельству Мопа, не обладают ни расположением к спариванию с самцами, ни аппаратом для задерживания семени, а самцы часто вовсе лишены полового инстинкта и их живчики предназначены на гибель. От червей до высших представителей животных с сегментарной нервной системой — насекомых, и пауков, с их интегрированной нервной системой, — мы встречаем целый ряд систематически усложняющегося и усиливающегося полового чувства, пока наконец у названных животных оно не получило в их жизнедеятельности значения крупнейшего фактора.
У пауков половой инстинкт является уж очень развитым. С наступлением половозрелости самцы резко меняют свой образ жизни: они оставляют охоту за добычей, покидают обычное свое местопребывание и бродят, разыскивая самок в их тенетах, в норах, в местах их охоты, «игнорируя» опасности и «забывая» о пище. Оплодотворив самок, самцы большею частью погибают: их функция кончена. Так, к началу зимы в средней полосе СССР самцов-тарантулов нет. Перезимовывают только оплодотворенные самки. У насекомых половое чувство развито не менее сильно, чем у пауков.
Другая ветвь червей — в сторону животных с центральной нервной системой — представляет ту же градацию развития полового чувства. У позвоночных оно выявляется с такою же силой, как и у высших представителей животных с сегментарной нервной системой.
   У раздельнополых представителей рыб с развитыми половыми инстинктами наступление половой зрелости и периода размножения сопровождается переменой в образе жизни: и самцы и самки оставляют места своего обычного пребывания и передвигаются в другие — туда, где самки
будут откладывать икру, а самцы ее оплодотворять. Передвижения эти совершаются большею частью стаями или косяками. В период нереста половые инстинкты этих животных угнетают все остальные. Мне приходилось наблюдать явления нереста на Черном море (в Сочи). Над
двигающимся косяком носилась целая туча чаек с их неумолчными криками, двигались лодки рыболовов, — а косяк рыб неторопливо шел к берегу, чтобы сделать свое дело так, как будто ничто не угрожало его членам.
У амфибий мы видим то же, что и у рыб; но есть кое-что и новое, хотя и мало характерное.
Так, самцы некоторых лягушек, например, при спаривании хватают самок и держат их с такой силой, что иногда их уродуют. Кроме того они плохо разбираются между разными полами: самцы нередко садятся на самцов не только своего, но даже другого вида. Наблюдались случаи, когда самцы зеленой лягушки садились на рыб (карпов) и причиняли им большой вред, впиваясь своими передними лапами в глаза или жабры рыбы, а своими задними ногами сдирали со спины рыбы чешую. При этом все самцы сидели так крепко, что их едва отрывали от рыб рукою. Некоторые авторы, наряду с фактами этой категории, в качестве равнозначащих описывают случаи, когда лягушки садились на мертвых самок.
У рептилий, как и у предшествующих животных, с наступлением периода половой жизни наблюдаются перемены образа жизни самцов. Так, даже змеи, упорно держащиеся однажды избранного места пребывания, в период спаривания начинают кочевать. То же видим мы у других пресмыкающихся.
У многих птиц в связи с половым периодом жизни стоят их перелеты. Самцы весной у многих являются первыми; за ними двигаются самки. Самый перелет птиц, как мы это знаем теперь, представляет явление большой психологической сложности, в котором инстинкты играют главную роль; у многих птиц, однако, в этом их поведении заметную роль играют и их разумные способности. Взаимоотношение тех и других представляет большой интерес и пока еще открытое поле для дальнейших исследований.
У млекопитающих животных развитие половых инстинктов достигает высокой ступени своего развития. Самцы млекопитающих в период половой жизни, как правило, резко изменяют
свой образ жизни, причем инстинкт размножения подавляет у них как психологию питания, так и психологию самосохранения.
Половой инстинкт у человека начинает свое развитие с того, чем он в своей эволюции завершился у млекопитающих животных, и, продолжая его по тем же путям, которыми оно шло, достигает крайних пределов развития. Для установления этого факта достаточно указать, что в то время, как у высших животных половая жизнь продолжается лишь в определенные периоды года,
иногда очень непродолжительные, — у человека она с большей или меньшей силой продолжается непрерывно в течение целого ряда лет.
Начинается половая жизнь у человека, как и у животных, с резкой перемены поведения самцов. Психологи, физиологи, философы, художники и тысячи авторов всех областей мысли, каждый по-своему, свидетельствуют, что человек с наступлением половой зрелости окрашивает весь мир в половые тона. Большая часть психических процессов этого времени концентрируется на поле и его функциях, принимая их в широком смысле слова; и как бы мы ни упрощали эти процессы, даже низводя их, как это делают (Manis pentadactyla), например, которые живут парами, мы имеем броненосцев, которые (по Рингеггеру), встретившись и обнюхав друг друга, минуты две остаются вместе, спариваются и расходятся так равнодушно, как будто никогда не видели друг друга.
Мопа Фере и др., до степени простой «эвакуации спермы», мы не можем не признать вместе с другими авторами высокого подъема энергии в этот период жизни человека, основа которой лежит в деятельности половых желез, особенно активных у индивидов мужского пола.
Психологи поэтому не без основания пишут по поводу душевного состояния, переживаемого молодыми людьми, вступающими в период половой жизни, что «человек точно вновь рождается, меняются все его отношения, идеи и идеалы». Трусливые юноши становятся смелыми, молчаливые — разговорчивыми, апатичные проявляют большую активность; все они становятся осторожными и все ищут перемены жизни, связанной с поисками предметов любви. Явления эти
по своему существу вполне аналогичны тому, что мы с наступлением половозрелости наблюдаем и у животных, с тою разницей, конечно, которая вытекает из сравнительно очень развитых способностей разумного типа у человека и особенностей общественной жизни.
Эволюция полового инстинкта у животных и человека идет в двух направлениях:
а) поиски самок самцами (момент, в области психологии питания аналогичный поискам пищи);
б) приемы овладения самками (момент, в области питания аналогичный приемам овладения добычей).
 
2. Поиски самок самцами в царстве животных и женщин мужчинами в человеческом обществе.
Различие этих исканий между собою и значение этого различия для эволюции культуры
 
Этот процесс в царстве животных ясен и прост: когда наступает период размножения, половой инстинкт побуждает самцов переменить обычный образ жизни и искать самок для удовлетворения своей естественной потребности. На пути к решению этой задачи они «забывают» обо всех остальных; инстинкт половой угнетает и инстинкты питания и инстинкты самосохранения.
Проявляется ли у самцов животных способность делать предпочтение одним самкам перед другими, и наоборот: у самок предпочтение одних самцов перед другими? Данные сравнительной психологии отвечают на этот вопрос и по отношению к самцам и по отношению к самкам скорее отрицательно, чем положительно; выбор самки у диких животных ничего индивидуального в себе,
по-видимому, не заключает: поведение одного самца и в общем и в деталях так же похоже на поведение другого, как и его форма и его окраска. Однако Дарвин отвечает на этот вопрос утвердительно и предполагает эту способность развитой даже у насекомых. По его мнению, когда около самки собирается несколько самцов, то спаривание может быть и случайным, что ему
кажется невероятным. Эти соображения ученого мне кажутся сомнительными, принимая во внимание, с одной стороны, — очень несовершенные органы зрения у насекомых, с другой — уровень психологического развития, исключающий всякую возможность предполагать за ними способность одни предметы считать более красивыми, чем другие, с какими бы ограничениями мы ни принимали эту способность. Факты свидетельствуют, что здоровые самки бабочек, например,
с их «блестящими нарядами», спариваются с помятыми и потерявшими свою окраску самцами, и обратно; факты свидетельствуют, сверх того, что разыскивают самцы многих бабочек, руководясь не зрением, а обонянием. Мои наблюдения над Pieris brassica свидетельствуют, что когда этих бабочек в период спаривания собирается много в одном месте, то они, налетая и сталкиваясь друг с другом, сбивают цветные чешуйки крыльев настолько, что «красота» их оказывается более или менее значительно полинявшей — обстоятельство, нисколько не мешающее спариванию.
Сведения о способности самок у позвоночных оказывать предпочтение тому или другому самцу при спаривании очень противоречивы. Мои личные наблюдения над свободно живущими птицами приводят меня к заключению, что такого предпочтения не бывает. То обстоятельство, что они отдаются победителю после боя самцов, представляет выбор в биологическом, а не в психологическом смысле. Отмечаемые Дарвином случаи, когда самка глухаря, по свидетельству одного из многочисленных корреспондентов ученого, ушла «украдкой» с молодым самцом, не осмелившимся выступить на арену со старыми самцами», и сам по себе сомнителен, так как половозрелые самцы не справляются с тем, могут ли они вести борьбу со старыми; да и зачем эти справки, когда на току принимают участие вовсе не одни старые самцы. Явление, на которое указывает Дарвин, объясняется гораздо проще: самка, возбужденная зрелищем боев, ушла случайно, именно с первым попавшимся самцом, еще не успевшим «выступить на арену» и случайно подвернувшимся ищущей спаривания самке.
У животных домашних способность к предпочтению самками самцов и самцами самок, по-видимому, сомнению не подлежит. Я лично наблюдал это на собаках, лошадях и домашних птицах. Объясняется это обстоятельство ослаблением роли естественного отбора у животных, живущих в неволе, под покровительством человека, вследствие чего возможность спаривания является всегда обеспеченной и не нуждающейся в интенсивной спешности.
У человека поиски женщин на разных ступенях культуры носят характер, более или менее существенно отличающийся от того, что представляют собою эти поиски у животных.