Авторизация
(066) 074-36-01
(062) 348-05-61
г. Донецк, ул. Щорса 35

Достаточно одной таблетки. Н.Важдаева

http://ethology.ru/library/?id=409
Достаточно одной таблетки
Н. Важдаева
Любовь — это недуг, который протекает через три болезненные фазы: вожделение, романтика и привязанность. Такое не совсем научное утверждение прозвучало на заседании Британской научной ассоциации в университете Глазго. Но, по мнению профессора антропологии Хелен Фишер, в момент зарождения чувства начинают действовать описанные наукой процессы — в дело вступают различные гормоны, в частности тестостерон. На романтической стадии отношений включаются химические реакции, отвечающие за фиксацию всей психической энергии на предмете любви. На третьем этапе вырабатывается окситоцин — вещество, отвечающее за привязанность. Его в организм поставляет гипофиз — участок головного мозга, контролирующий выработку гормонов, влияющих на рост, обмен веществ и репродуктивную функцию.
Мнение Хелен Фишер уже поддержали многие ученые, в частности профессор Синди Хазан из Корнеллского университета. По словам специалиста, зарождение любви связано с повышением содержания в головном мозге дофамина, фенилэтиламина и окситоцина. Прежде чем делать такое утверждение, она понаблюдала за несколькими тысячами влюбленных пар. Оказалось, концентрация этих веществ достигает максимальной отметки в период от 18 до 30 месяцев с момента зарождения чувства, а затем неизменно уменьшается. Так ученые подтвердили одно из распространенных утверждений, будто долгая любовь — это привычка. Неужели все так просто?
Нахимичили
В пользу версии о химической природе любви говорят многочисленные эксперименты с окситоцином. Например, недавно профессор Гарет Лэнг из Эдинбурга доказал, что именно окситоцин отвечает у женщин за эмоциональную привязанность к партнеру. «Если поместить самца и самку полевой мыши в клетку, но не позволять им спариваться, между ними возникнет нечто вроде дружбы, — объясняет ученый. — Однако если в мозг самки ввести окситоцин, у нее сформируется сексуальная привязанность». Аналогичным образом это вещество якобы действует и на людей.
Впрочем, есть и альтернативная точка зрения. Британские биологи Андреас Бартелс и Семир Зеки считают любовь следствием особой мозговой деятельности. Они исследовали семнадцать добровольцев. Все они говорили, что испытывают сумасшедшую любовь. Выяснилось, что при взгляде на фотографии любимых у них начинали активнее работать четыре области головного мозга. Фотографии других людей эти области мозга никак не трогали. Пикантность исследованию придает тот факт, что две области из четырех находятся в той части мозга, которая работает после приема эйфорических наркотиков. Остальные две — в области, которая активируется, когда человек получает эмоциональное вознаграждение, признание, успех.
«Надо сделать важную оговорку: стоит различать любовь и влюбленность — это разные чувства, — отмечает доктор философских наук, член совета Отдела аксиологии и философской антропологии Института философии РАН Рубен Апресян. — Состояние эйфории вызывает как раз влюбленность. Особенно ярко это чувство проявляется в подростковом возрасте, когда молодые люди буквально зацикливаются друг на друге и не видят ничего вокруг. Но надо понимать, что зависимость может быть не только от предмета любви, но и от самого состояния эйфории. И она действительно похожа на наркотическую или алкогольную. Организм привыкает к выработке веществ, которые связаны с состоянием влюбленности». По словам Рубена Апресяна, механизм этой зависимости таков: человек завязывает отношения, примерно год чувства горят в полную силу, а потом начинают угасать. На этом этапе отношения перестают устраивать — ведь гормоны уже не вызывают острое ощущение счастья, и тогда человек отправляется на поиски новой страсти. Это своего рода принцип Казановы, который и объясняет, почему любовь к конкретному человеку далеко не всегда превращается в привычку. «Привычку можно назвать своего рода зависимостью, но я бы не согласился с утверждением, что любовь — это привычка, — отмечает психотерапевт Павел Пономарев. — Дело в том, что разные люди по-разному воспринимают чувства. Одни более эмоциональны, другие менее. У одних людей возникает зависимость от любимого, а у других — нет». И это вовсе не значит, что один любит сильнее другого. И тем не менее известны случаи, когда люди всю жизнь живут в браке. Привычка?
«Да, — подтверждает Павел Пономарев. — Люди могут прожить вместе 40 лет без любви: они привыкли к такому образу жизни, к обществу друг друга, к общему быту, зависят от мнения друзей и родственников, нажитого имущества и так далее. Вообще привычка — это сложившийся способ поведения. А любовь может диктовать совершенно разное поведение. Назвать ее привязанностью можно, привычкой — нет».
Биохимики, впрочем, оговариваются: не стоит воспринимать чувства только как химическую реакцию. «Я скептически отношусь к экспериментам над мышами, ведь рождение любви у человека идет по другим механизмам, — рассказывает биохимик, кандидат биологических наук Ольга Федякина. — Хотя бы потому, что человек зависит от социальной среды вокруг себя, тогда как мыши живут только инстинктами. До сих пор загадка, почему так происходит: любил одну, а потом вдруг разлюбил и полюбил другую. Даже если ввести в мозг человека окситоцин, то это вызовет лишь определенное состояние эйфории, но никак не любовь. К тому же если у животных интерес к партнеру во многом связан с потребностью в продолжении рода, то у человека все по-другому. На чувства может влиять целая цепочка факторов: социокультурная среда, социальный статус, различные обязательства и обстоятельства. Под их воздействием любовь может становиться сильнее, а может угасать. Все это говорит о том, что человек способен управлять своими чувствами. А это уже не химия, а самоконтроль — результат эволюции человека».
И все-таки человек контролировать полностью любовь не способен. Иначе она не стала бы причиной серьезных психических заболеваний — от депрессии до психосоматических расстройств, с которыми люди вынуждены обращаться к врачам.
Любовный напиток
Интересно, что не так давно опасность любви признала даже Всемирная организация здравоохранения. Она официально названа болезнью и внесена в официальный реестр под международным шифром F 63.9. Это романтическое чувство медики отнесли к психическим отклонениям в рубрике «Расстройство привычек и влечений». Наряду с алкоголизмом, наркоманией, игроманией, токсикоманией и прочими зависимостями. Основные симптомы болезни: навязчивые мысли о другом, резкие перепады настроения, завышенное чувство собственного достоинства, жалость к себе, бессонница, прерывистый сон, необдуманные импульсивные поступки, перепады артериального давления, головные боли, аллергические реакции, синдром навязчивой идеи: она любит, я знаю, но молчит.
Особо больные считают, что могли бы вылечиться только одним путем — если предмет их интереса воспылает ответным чувством. И, утверждают медики, любовь в самом деле можно искусственно провоцировать. Уже сейчас в фармлабораториях тестируются различные средства, которые могут влиять на поведение так называемых гормонов счастья — серотонина и дофамина. Они передают телу человека сигналы от мозга, которые затем расходятся от нейрона к нейрону. Эти нервные импульсы содержат в себе не только сигналы страсти и возбуждения, но и отвечают за управление чувствами и памятью. Из этого ученые сделали вывод, что любовь можно вызвать искусственно. Достаточно разработать специальную таблетку. «Можно создать таблетку, которая станет вызывать состояние эйфории без любви, — говорит Рубен Апресян. — Это будет своего рода самоудовлетворение. Можно съесть таблетку и испытать чувства, которые не испытываешь в реальной жизни».
Что же получается — ученые собираются создать приворотное зелье? Не совсем: оказывается, нельзя заставить одного человека любить кого-то конкретно. Для этого должны быть внутренние эмоциональные предпосылки. Любовь избирательна. Это отличительная особенность данного чувства, заложенная природой. «Иначе в мире воцарился бы полный хаос», — подчеркивает профессор Апресян. Такого же мнения придерживается и доктор Пономарев. Он считает, что можно создать зелье для усиления чувств к уже выбранному на подсознательном уровне человеку. Таблетка может усилить любовь, но никак не вызвать ее по желанию. Впрочем, все эти эксперименты кажутся довольно опасными. Зачем манипулировать чувствами, если никто не знает, какие побочные эффекты будут у этих волшебных лекарств? 
Мнения
 Марина Бутовская, доктор исторических наук, заведующая сектором кросс-культурной психологии и этологии человека Института этнологии и антропологии РАН:
— На сто процентов согласна с мнением Хелен Фишер. Она совершенно правильно описала механизм возникновения и развития любви. Это страсть, перерастающая в привязанность. И, конечно же, любовь, как и всякое чувство, становится следствием химических реакций, которые происходят в организме. Поэтому нет ничего фантастического в идее создать таблетку для любви. Окситоцин действительно усиливает это чувство. Если на его основе создать препарат, то можно будет оживить личную жизнь. Вопрос лишь в том, насколько нужен такой препарат. И, конечно же, ни одно лекарство не сможет вызвать любовь искусственно, по желанию человека. Оно лишь усилит уже имеющиеся чувства.
Александр Белов, палеоантрополог, историк, автор книг по эволюции человека:
— Само по себе утверждение о химической природе любви более чем спорное. Конечно, это чувство имеет эмоционально-гормональную природу. В организме происходит множество химических реакций. Но почему этому чувству приписывают только три стадии развития? У всех людей любовные отношения протекают по-разному. Кто-то всю жизнь живет в состоянии страсти, а кто-то может испытывать только ровные чувства привязанности. Подводить это чувство под какие-то общие критерии сложно. Утверждение о том, что любовь — привычка, еще более сомнительное. Кто-то может любить всю жизнь одного человека и не терять чувства. А у многих людей долгая совместная жизнь чувства убивает. Они привыкают друг к другу, но чувства привычкой не становятся. Именно поэтому так часто встречаются измены — это желание человека испытать новые эмоции. Любовь — не привычка хотя бы потому, что именно привычка любовь и убивает.