Авторизация
(066) 074-36-01
(062) 348-05-61
г. Донецк, ул. Щорса 35

Очерки нормальной социобиологии человека. Гильбурд О.А.

ОЧЕРКИ НОРМАЛЬНОЙ СОЦИОБИОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА
О.А. Гильбурд
© Гильбурд О.А., 2004 (ogil@bk.ru)
Сургутский государственный университет
 
Современный человек – актёр многих амплуа, который хорошо умеет выходить за пределы своих возможностей в соответствии с постоянно меняющимися требованиями внешней среды.
Э д в а р д О. В и л ь с о н «Социобиология: новый синтез»
 
1. Введение.
Одним из ключевых в современной социобиологии является понятие о т.н. эволюционно стабильных стратегиях поведения (ЭССП), впервые введённое в научный обиход D. Maynard Smith (1976), который использовал для объяснения некоторых эволюционных закономерностей математические методы общей теории игр. Под эволюционно-стабильными понимают такие стратегии поведения, которые в процессе селективного давления и модификаций несут наибольшие адаптивные преимущества для вида и индивида. Из этого следует, что ЭССП определяется как стратегия, которая, если она будет принята большинством членов данной популяции, не может быть превзойдена никакой альтернативной стратегией (Dawkins R., 1976). Эту важную идею можно выразить и по-иному, сказав, что наилучшая стратегия для данного индивидуума зависит от действий большинства членов популяции. Поскольку популяция состоит из индивидуумов, каждый из которых стремится максимизировать свой собственный успех, единственная стратегия, которая может быть сохранена, однажды возникнув в процессе эволюции, должна быть фиксирована в популяции, несмотря на существование и возникновение  в последующем альтернативных стратегий.   
В человеческом сообществе применение правильно избранной ЭССП является наиболее адекватным способом поведенческой адаптации, обеспечивающим биологический, социальный и психологический успех индивида. Это означает, что любое изменение экологической ситуации в норме – при достаточном уровне пластичности адаптационных механизмов – должно сопровождаться соответствующей сменой ЭССП, репертуар которых, как известно, весьма ограничен и имеет четвертичную структуру, представленную двумя бинарно-оппозиционными парами: «агональность-кооперация» и «эгоизм-альтруизм» (Самохвалов В.П., 1994; Parker G.A., 1984).
Агональная или агонистическая стратегия связана с вариантами поведения в конфликте: это либо противоборство, стремление к достижению успеха, завоеванию доминирующего ранга в социальной иерархии, либо отказ от соперничества, избегание конфликта, сохранение субмиссивного ранга (Егоров В.И., 1987; Parker G.A., 1984).
Кооперативная стратегия выражается в стремлении к группированию и компромиссному взаимовыгодному партнёрству взамен конфликта (Самохвалов В.П., 1997; Maynard Smith J., 1982; Axelrod R., 1984).
Эгоистическая стратегия проявляется в одностороннем накоплении преимуществ и экономном расходовании энергии, что способствует выживанию индивида в экологически агрессивных условиях среды (Самохвалов В.П., 1994, 1997; Dawkins R., 1976; Trivers R.L., 1985; ).
Альтруистическая стратегия представляет собой жертвенное поведение, связанное с утратой, по меньшей мере, части преимуществ ради повышения уровня приспособленности популяции в целом, что в итоге должно способствовать её эволюционному успеху (Карпинская Р.С., Никольский С.А., 1988; Эфроимсон В.П., 1998; Hamilton W.D., 1964;Wilson E.O., 1975;Parker G.A., 1984; Palmer J. A., Palmer L. K., 2003).
Основываясь на бытующем с лёгкой руки R. Dawkins (1976) представлении о социобиологии как о «социальной этологии», мы осуществили детальное исследование этологического репертуара гоминизированных (т.е. семиотически типичных для Homosapienssapiens) ЭССП. Предметом анализа послужило невербальное поведение 232 психически и соматически здоровых человек, у которых выбор и реализация конкретной ЭССП были обусловлены соответствующими ситуационно-средовыми условиями.
 
2. Понятие об этологических маркерах и «фоновом» репертуаре невербального поведения.
С целью стандартизации и формализации описания невербального поведения нами была разработана «Шкала этологических признаков человека» (HumanEthologicalSignsScale, сокращённо – HESS), в которую были включены 174 признака из числа наиболее информативных и часто регистрируемых элементов, простых и сложных форм невербального поведения. Cтепень выраженности признаков по шкале HESS оценивалась в формализованных баллах от 1 до 7. При этом были определены следующие критерии формализованной оценки:
1.      Отсутствует – Определение признака неприменимо.
2.      Минимальное – Сомнительное присутствие признака.
3.      Умеренное – Признак возникает на короткое время, регулярно, проявляется отчётливо, преимущественно в ситуационном (средовом) контексте.
4.      Среднее – Признак возникает на короткое время, регулярно, проявляется отчётливо, в том числе вне ситуационного (средового) контекста.
5.      Средневыраженное – Признак возникает часто, проявляется отчётливо, преимущественно вне ситуационного (средового) контекста и сохраняется достаточно продолжительное время.
6.      Выраженное – Признак присутствует почти постоянно, проявляется отчётливо, всегда вне ситуационного (средового) контекста.
7.      Ярко выраженное – Признак присутствует постоянно, акцентирован в общем репертуаре поведения, проявляется всегда вне ситуационного (средового) контекста.
Кроме того, подсчитывался удельный вес (частота регистрации) признака в исследуемой когорте. Маркирующие стратегию признаки в зависимости от их удельного веса группировались в иерархические кластеры – специфический (признаки регистрируется в 100% наблюдений), типический (≥ 80%, но < 100%) и аффилированный (≥ 50%, но < 80%). При этом степень их выраженности по шкале HESS в большинстве случаев была не выше «умеренной», т.е. признаки возникали на короткое время, регулярно, проявлялись отчётливо и преимущественно в ситуационном контексте.  
Фоновый невербальный репертуар, не значимый для идентификации конкретной ЭССП, также распределялся по иерархическим кластерам – типично-фоновому (≥ 30%, но < 50%), случайно-фоновому (< 30%) и атипично-фоновому (признаки не зарегистрированы ни в одном наблюдении).
Последующий семиотический анализ содержимого маркирующих кластеров с построением метасемантичских рядов позволил подробно структурировать невербальный текст каждой ЭССП.
 
3. Этологические маркеры агонистической ЭССП.
В качестве простейшей модели конфликтной ситуации, которая в реальности заставляет психически здорового человека в борьбе за тот или иной иерархический ранг применить именно агонистическую ЭССП, нами рассматривались спортивные состязания. Всего с применением шкалы HESS была изучена семиотика невербального поведения 52 спортсменов–любителей, в т.ч. боксёров (n = 20), греко-римских борцов (n = 22) и восточных единоборцев (n = 10). Этологический репертуар представителей данной группы сравнения анализировался по собственным видеозаписям соревнований в г. Сургуте перед началом единоборства, непосредственно во время соперничества и сразу по окончании поединка. Кроме того, у части спортсменов удалось зафиксировать и изучить невербальное поведение на тренировках, а также в ситуациях, вообще не связанных с занятием спортом.
В целом, невербальное поведение спортсменов в период соревнований и на тренировках характеризовалось преобладанием стереотипно воспроизводимых, подчёркнуто акцентированных агрессивно-предупредительных, агрессивно-конфликтных и агрессивно-контактных элементов, признаков демонстрации доминирования, чередующихся с субмиссивными позами подставки, реакцией и уменьшением плеча и другими паттернами подчинения. Оппозиционное соперничество, связанное с крайним физическим и психологическим напряжением, вызывало типичную для ситуационного стресса активизацию архаических элементов смещённой манипулятивной активности, ауторелаксации и аутотранквилизации, дезорганизацию комфортного поведения (Самохвалов В.П., 1997; Дерягина М.А.,  1997; Tinbergen N., 1993; Lorenz K., 1994).
В результате статистической обработки полученных данных и их систематизации с учётом частоты регистрации и степени выраженности были дискриминированы нижеперечисленные группы этологических признаков – как маркирующих агональную ЭССП у человека, так и составляющих её естественный невербальный фон (табл. 1):
1. Агонально-специфический HESS-кластер; дефиниция: этологические признаки, в совокупности имманентные агональной ЭССП. Примечательно, что, почти половина данных паттернов (16 из 33), если судить по величине показателей степени их выраженности (от 3,04 до 3,17), регистрируются у части спортсменов в ситуациях, не имеющих прямого отношения к состязаниям и тренировкам, т.е. являются в известной степени фиксированными в общей стилистике их повседневного невербального поведения.
2. Агонально-типический HESS-кластер; дефиниция: этологические признаки, в совокупности предпочтительные для агональной ЭССП. Отметим, что здесь в контексте агональности такой привычно дружелюбный элемент как объятие приобретает совершенно иной смысл, а именно – насильственное ограничение свободы и активности соперника.
3. Агонально-аффилированный HESS-кластер; дефиниция: этологические признаки, в совокупности связанные с агональной ЭССП. Здесь также преобладают элементы прямой и переадресованной агрессии в сочетании с территориально-иерархическими паттернами.
4. Типично-фоновый агональный HESS-кластер; дефиниция: этологические признаки, возможные при реализации агональной ЭССП. Данный собирательный кластер характеризуется более выраженной гетерогенностью, амальгамностью невербальных паттернов и наряду с более редкими признаками, семантически родственными маркирующим, включает в себя паттерны приветствия, пищевого, коммуникативного поведения и т.д..
5. Случайно-фоновый агональный HESS-кластер; дефиниция: этологические признаки, менее вероятные при реализации агональной ЭССП. В этой весьма эклектически структурированной группе собраны наиболее редко регистрируемые в исследуемой когорте сравнения разнородные поведенческие знаки.
6. Атипично-фоновый агональный HESS-кластер; дефиниция: этологические признаки, практически не выявленные, но не исключённые при реализации агональной ЭССП. Здесь перечислены элементы, простые и сложные формы невербального поведения, не зарегистрированные ни у одного представителя когорты в исследуемых ситуациях и, по-видимому, не участвующие в осуществлении агонистической стратегии. Теоретическая возможность их регистрации в качестве фоновых признаков связана, например, с расширением массива наблюдений, а также с семиотической эволюцией самой стратегии агональности в человеческом сообществе.